ФНС поделилась информацией, как будет искать теневых бенефициаров - Фемида
+7 (3462) 23-72-27
ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ

ФНС поделилась информацией, как будет искать теневых бенефициаров

Федеральная налоговая служба подготовила письмо о субсидиарной ответственности контролирующих лиц. В нем она рассказывает, как заставить платить не номинального директора, а теневого бенефициара, когда отвечать по долгам компании должен юрисконсульт и какие схемы ведения бизнеса грозят его хозяевам. ФНС толкует недавние новеллы закона о несостоятельности, которые вступили в силу в июле 2017 года. В письме она объясняет, как противостоять злоупотреблению управляющих и как заставить субсидиарного ответчика явиться в суд. Поэтому «банкротным» юристам в любом случае будет не лишним ознакомиться с инструкциями ведомства.

Письмо подготовленное Федеральной налоговой службой разъясняет нижестоящим органам, как привлекать к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих компанию-должника. Из документа ясно, как находить ее реальных собственников, а не «номиналов», и какими недобросовестными схемами они могут пользоваться.

Письмо ориентирует налоговые органы не просто получать решения суда (которые могут быть неисполнимы), а добиваться реального пополнения бюджета на максимально возможные суммы за счет виновных контролирующих лиц. Еще недавно это было непростой задачей, но ее облегчают поправки в закон о несостоятельности, которые вступили в силу в июле 2017 года. 

«Ищи, кому выгодно» принцип поиска «теневых» бенефициаров

Чтобы привлечь контролирующее лицо к ответственности, надо доказать, что оно давало обязательные для должника указания или могло иначе направлять его деятельность в период, который начинается за три года до банкротства. Здесь пригодятся презумпции, ключевая из которых должна помочь на практике решить сложную задачу – вывести «на свет» «теневых» бенефициаров: «Предполагается, что человек контролировал компанию, если он извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения директора» (подп. 3 п. 4 ст. 61.10 закона о банкротстве).

В письме уделяется большое внимание разъяснению этого пункта. Поскольку закон не дает понятия выгоды, ФНС инструктирует, что под ней понимаются любые благоприятные изменения – как имущественные, так и неимущественные (нематериальные). Что же касается денежного выражения выгоды, то это «доходы, которые лицо, воспользовавшись нарушением права, получило или должно будет получить, обретение чужого имущества, а также полученные доходы, которые это лицо не получило бы без нарушения прав».

Ведомство рассказывает, какие могут быть способы получения такой выгоды.

По мнению ведомства, выгодой также можно назвать доход (выручку) фирмы-должника, которую контролирующее лицо (или связанные с ним лица) получили в нерыночных условиях: например, без встречного представления или по фиктивным договорам.

ФНС толкует еще одну новеллу закона о несостоятельности, которая позволяет суду признать лицо контролирующим по любым другим основаниям, которые прямо не указаны в законе. По мнению ведомства, это могут быть неформальные личные отношения (в том числе установленные оперативно-розыскными мероприятиями), например, совместное проживание (в том числе «гражданский брак»), совместная служба (гражданская или военная) или обучение (одноклассники, однокурсники) и т. п.

От номинальных директоров к реальным

Привлечь к ответственности «номинального» директора или учредителя не должно быть целью налоговых органов, ведь с них нечего получить, подчеркивается в письме ФНС. Формальные фигуры нужно привлекать соответчиками наряду с реальными контролирующими лицами. Если последних невозможно определить на стадии подачи заявления, письмо предписывает обязательно выявлять их позднее.

ФНС объясняет, как действует новелла закона о банкротстве – аналог «сделки со следствием» для контролирующего лица-«номинала». Он может частично или полностью освободиться от субсидиарной ответственности, если поможет установить настоящих бенефициаров

В письме затрагивается злоупотребление арбитражных управляющих, которые подают заведомо безрезультатные заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Они плохо обоснованы и значатся в них лишь «номиналы». Указывать настоящего бенефициара управляющий не желает, а кредиторы не имеют права уточнить его заявление. ФНС инструктирует нижестоящие органы, что можно делать в этом случае: можно привести свои доводы в отзыве на заявление (и приложить к нему доказательства) или вовсе направить новое заявление в отношении реального контролирующего лица.

Недействительные сделки и документы

Одна из презумпций, предусмотренная п. 3 ст. 61.11, позволяет поставить вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности из-за существенного вреда, причиненного недействительной сделкой, которая не была оспорена (например, суд отказал из-за истечения сроков). Эта норма позволяет в одном обособленном споре привлечь контролирующее лицо к ответственности и указать основания, по которым сделка недействительна, обращается внимание в письме. ФНС считает, что эту презумпцию можно использовать и в случаях, когда уполномоченный орган не имеет достаточно голосов, чтобы оспорить сделку.

Ведомство дает свое понимание понятия «существенный вред», которое в законе не раскрывается. По мнению налоговой службы, здесь можно ориентироваться на 20–25% балансовой стоимости активов (по аналогии с законами об АО и ООО).

Другая презумпция (подп. 2 п. 2 ст. 61.11) устанавливает виновность контролирующих лиц, если документы бухучета или отчетности не содержат обязательной информации или она искажена. Здесь привлекать к ответственности можно не только директора, но и тех, кто непосредственно ведет хранение и учет документов – бухгалтеров, юрисконсультов, других лиц в рамках компетенции, говорится в письме. Это, однако, не освобождает от доказывания их статуса как контролирующих должника лиц.

Свидетели, обеспечительные меры и распоряжение правом требования

В письме ФНС настраивает уполномоченные органы на активную и жесткую позицию в том, что касается явки в суд субсидиарного ответчика и свидетелей. Нужно добиваться, чтобы их опросили в заседании, а если не придут сами – просить об их принудительном приводе.

Затрагивается вопрос обеспечительных мер. Суды в целом неохотно налагают судебный арест на имущество. Но пока идет разбирательство, бенефициар может выводить активы. П. 5 ст. 61.1 закона о банкротстве дал возможность убедить суд в необходимости ареста в ходе состязательного процесса. Если налоговики опасаются вывода имущества, но получили первый отказ в применении обеспечительных мер – письмо предписывает им попробовать добиться своего еще раз в состязательном заседании (об этом надо попросить суд ходатайством). Также обращается внимание, что арест можно наложить на имущество, которое принадлежит не самому ответчику, а другим его компаниям (абз. 2 п. 5 ст. 61.11).

Что касается распоряжения полученным правом требования, здесь ФНС требует выбирать из трех возможных способов уступку кредитору части этого требования в размере требования кредитора. Выбрать другой путь (взыскание задолженности или продажу требования) нижестоящие органы могут только по согласованию с ФНС России. Для этого им нужно будет обосновать, что другие способы помогут получить больше денег или быстрее.

Официальный сайт г. Мензелинск
г. Мензелинск Красивые аватары и обои для рабочего стола Поварской каталог аппетитные блюда
Audi A8 фото. ТО audi. Продажа Ауди. НикНок Товары и услуги - каталог сайтов
Консультация
Имя*
Телефон*
ЗАКРЫТЬ