возможно ли в судебном порядке признать несовершеннолетнего утратившим (не приобретшим) право пользования жилым помещением, если он зарегистрирован в этом помещении, но при этом фактически там не проживает? Практика суда, о выселении несовершеннолетних детей - Фемида
+7(932)253-74-14
ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ

возможно ли в судебном порядке признать несовершеннолетнего утратившим (не приобретшим) право пользования жилым помещением, если он зарегистрирован в этом помещении, но при этом фактически там не проживает? Практика суда, о выселении несовершеннолетних детей

На сегодняшний день достаточно частые ситуации, когда несовершеннолетних детей пытаются признать утратившими правом пользования, и снять с регистрационного учета.

Изучая практику суда, было установлено, что Истцами  выступают как собственники, так и наниматели с исками о признании утратившими (либо прекратившими права) пользования жилыми помещения несовершеннолетних, а также признании их не приобретшими права пользования.

Местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов (п. 2 ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации). Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны осуществлять защиту их прав (п. 1 ст. 56, п. 1 ст. 63 Семейного кодекса Российской Федерации).

 Практика с требованием о признании не приобретшими права пользования жилым помещением несовершеннолетних.

Согласно ст.40  Конституции РФ каждый имеет на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

     Часть 1 ст.38 Конституции РФ под защиту государства определяет  материнство, детство, и семью, а ст. 65 СК РФ указывает, что обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

п. 1 ст.20  Гражданского кодекса РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

В силу части 1 ст. 70 ЖК РФ на вселение к родителям их несовершеннолетних детей согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя не требуется.

По смыслу указанных норм несовершеннолетние дети приобретают право на жилую площадь, которая определяется им в качестве места жительства соглашением родителей.

Такое соглашение выступает предпосылкой вселения ребенка в конкретное жилое помещение. При этом закон не устанавливает какой-либо срок, по истечении которого то или иное лицо может быть признано вселенным.

Имея право на спорную жилую площадь, дети, будучи несовершеннолетними, в силу своего возраста, самостоятельно реализовать свои права пользования жилыми помещениями не могут.

В связи с этим исходя из положений СК РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей или их раздельное проживание не влияют на права ребенка (п. 1 ст. 55, п. 1 ст. 62), в том числе и жилищные права.

Кроме того, следует отметить, что само проживание ребенка и его родителей в другом жилом помещении не может служить основанием для признания его не приобретшим права пользования жилым помещением, в котором имеет право на жилую площадь один из его родителей, поскольку фактическое вселение ребенка на спорную жилую площадь в данном случае не требуется.

Данное разъяснение  дано  в Определениях Верховного Суда РФ от 25 августа 2009 г. N 5-В09-90, от 06.12.2011 г. №5-В11-109.

 Обратим внимание, что имеется и другая трактовка по аналогичному вопросу, трактовка Верховного Суда РБ .

 Так, по иску А.  к Д., выступающей в интересах несовершеннолетней А. о признании ее неприобретшей права пользования жилым помещением, поскольку в квартиру ребенок не вселялся, на данный момент проживает с матерью в доме, который принадлежит ей на праве собственности.

Отец ребенка в спорной квартире не проживает, выехал из квартиры добровольно, проживает  в другой квартире, которая принадлежит ему на праве собственности.

В последующем истцом были уточнены требования, где она просила признать утратившим права пользования несовершеннолетнего, по тем основаниям, что родители выехали из спорной квартиры, снялись с учета, то исходя из смысла ст.83 ЖК РФ они добровольно расторгли договор найма.

 Решением суда исковые требования о признании несовершеннолетней А. утратившей права пользования были удовлетворены, и она была признана утратившей права пользования.

      В обосновании решения суд указал, что исходя из ст.70 ЖК РФ, на вселение к родителям их несовершеннолетних детей согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя не требуется, следовательно, отсутствие согласия  истца  не является основанием для признания неприобретшей права пользования жилым помещением несовершеннолетнего.

      Тем самым, по смыслу указанных правовых норм несовершеннолетние дети приобретают право на ту жилую площадь, которая определяется им в качестве их места жительства по соглашению родителей.

Такое соглашение выступает предпосылкой вселения ребенка в конкретное жилое помещение. При этом закон не устанавливает какого-либо срока, по истечении которого то или иное лицо может быть признано вселенным.

     В ходе рассмотрения дела установлено и не оспаривалось ответчиком, что отец до регистрации ребенка в квартире не был признан утратившим права пользования, но в 2007 году приобрел иную квартиру  и выехал из спорной квартиры, в которой проживает на данный момент.

Следовательно, выехав их спорной квартиры и снявшись добровольно с регистрационного учета в силу ст.83 ЖК РФ,   А. — отец ответчика добровольно отказался от намерения пользоваться данным жилым помещением и реализовывать в нем свои жилищные права.

    При таких обстоятельствах дела, учитывая, что согласно ч.3 ст.83 ЖК РФ, в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда, а поскольку права несовершеннолетней А. производны от прав отца, факт добровольного выезда которого ответчиком не оспаривается, то его дочь утрачивает право пользования спорным жилым помещением в связи с добровольным расторжением договора социального найма ее отцом исходя из  ч.3ст.83 ЖК РФ.

      Определением Верховного Суда РБ данное решение было отменено и вынесено новое решение, по которому несовершеннолетняя была признана неприобретшей права пользования, поскольку с момента ее рождения в квартиру ни она, ни ее отец  не вселялись, а с нанимателем совместного хозяйства не вели.

 

     Обращение с исками  нанимателей о признании утратившими право пользования жилым помещении несовершеннолетних в связи с добровольным выездом родителей вместе с ребенком.

       Ш. обратился в суд с требованием о признании утратившей права пользования несовершеннолетней  Ш. было установлено, что ответчик является внучкой истца, а отец ребенка на момент регистрации  проживал и являлся пользователем спорной квартиры, что подтверждено справками из ЖЭУ и не оспаривалось истцом. Следовательно, если отец ребенка на момент рассмотрения дела не был признан утратившим права пользования, то оснований для признания утратившим права пользования его ребенка не имеется. Кроме того, согласно ст. ст. 54 и 55 СК РФ, несмотря на расторжение брака, внук все равно остается быть членом семьи истца исход так же из ст.69 ЖК РФ.

  Довод истца о том, что отцом ребенка не было получено согласие всех пользователей, в том числе и нанимателя жилого помещения, на вселение и регистрацию ребенка, не является основанием к  признанию ее утратившей права пользования, так как в силу ст.70 ЖК РФ на вселение к родителям несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи. Данное решение не было обжаловано.

      Далее, по доводу ответчиков об отсутствие у гражданина, добровольно выехавшего из жилого помещения в другое место жительства, права пользования жилым помещением по договору социального найма в новом месте жительства, или права собственности на жилое помещение. Сам по себе данный довод не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно ч. 2 с. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

Так при рассмотрении гражданского дела по иску Ш. к Ш-ой, выступающей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Ш., установлено, что истец просит признать их утратившими права пользования жилым помещением, так как родители из квартиры выехали, оплату коммунальных услуг не производят.

При рассмотрении дела был установлен факт вынужденного выезда ответчиков, так отец ребенка в квартире устроил наркопритон, что установлено приговором суда, а сам истец ранее отбывал наказание по ст.105 УК РФ, в связи с чем, ответчик боится возвращаться в квартиру. Следовательно, факт добровольного выезда из квартиры истцом суду не представлен.

Что касается довода о прекращении оплаты коммунальных услуг, то данный довод судом был признан не состоятельным, поскольку неоплата расходов по содержанию жилого помещения не может служить основанием для признания утратившими права пользования, поскольку является основанием для обращения в суд с иском о взыскании коммунальных услуг  исходя из ст.ст. 153,154 ЖК РФ.

С данным выводом суда согласилась судебная коллегия по гражданским делам РБ и оставила решение без изменения, приведя в обоснование аналогичные нормы.

        Таким образом, для прекращения права пользования несовершеннолетних по    ч.4 ст.69 ЖК РФ важно не только доказать суду факт того, что ответчик стал бывшим членом семьи, но и доказать суду то, что его родители также утратили право пользования, поскольку в течение длительного периода времени не пользуется жилым помещением. Следовательно, добровольно расторгли договор социального найма по ч.3 ст. 83 ЖК РФ.

При рассмотрении исков о признании утратившими права либо прекратившими пользования необходимо руководствоваться нормами Жилищного законодательства, поскольку статья 4 ЖК РФ относит права владения и пользования к жилищным правоотношениям, и применять к данным правоотношениям можно только нормы жилищного законодательства. Статья 11 ЖК РФ четко перечисляет все способы защиты жилищных прав граждан. Истец при формулировании своих исковых требований обязан выбрать один или несколько, но из тех способов защиты своего жилищного права, которые указаны в ст.11 ЖК РФ.

При рассмотрении иска П. к С. о признании ее и несовершеннолетнего ребенка утратившими права пользования, суд отказал в удовлетворении иска о признании утратившей права пользования внука, поскольку мать ребенка является собственником жилого помещения, которая при его регистрации по месту жительства, исходя из п.28 Правил регистрации и снятии граждан с учета, предъявляет только документ, подтверждающий их родство.

       Данное решение не обжаловалось.

       Между тем, статья 4 ЖК РФ относит права владения и пользования к жилищным правоотношениям, и применять к данным правоотношениям можно только нормы жилищного законодательства. Статья 11 ЖК РФ четко перечисляет все способы защиты жилищных прав граждан. Истец при формулировании своих исковых требований обязан выбрать один или несколько, но из тех способов защиты своего жилищного права, которые указаны в ст.11 ЖК РФ. Статья 7 ЖК РФ позволяет к жилищным правоотношениям в тех случаях, когда они не урегулированы нормами жилищного законодательства, применять нормы гражданского законодательства, а п.28 правил регулируют лишь регистрацию по месту жительства, а  право на проживание ребенка у родителей  возникает в силу ст.20 ГК РФ и ст.70 ЖК  РФ.

      Вышеуказанные примеры приведены по искам нанимателей, теперь рассмотрим требования о признании несовершеннолетних утратившими права пользования жилым помещением по искам собственников.

 

Предметом доказывания по делу о прекращении права пользования жилым помещением в отношении бывшего члена семьи у собственника жилого помещения отличается от предмета доказывания у ответственного квартиросъемщика жилого помещения (по договору социального найма).

Собственнику жилого помещения достаточно доказать в суде факт отсутствия родственных отношений (по ч.4 ст.31 ЖК РФ), а ответственный квартиросъемщик (т.е. наниматель) должен доказать и факт отсутствия родственных отношений, и факт отсутствия использования данного жилого помещения бывшим членом семьи в течение длительного периода времени.

Применение положений ст.31 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ), позволяет собственнику подавать иск о прекращении права пользования из жилого помещения в отношении бывших членов семьи, и соответственно снимать их с регистрационного учета.

Часть 4 статьи 31 ЖК РФ позволяет собственнику жилого помещения подавать в суд иск о прекращении права пользования жилым помещением бывшего члена семьи, а  точнее сказать, в отношении уже не члена семьи, но при этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства по их требованию.

Часть 4 статьи 69 ЖК РФ позволяет сделать фактически то же самое, но с оговорками.

Для начала сравним основания данных статей Жилищного Кодекса РФ для определения доказательственной базы (предмета доказывания) по такому делу.

Итак, статья 31 ЖК РФ в целом указывает на тех лиц, которых следует считать членами семьи собственника, но более подробно выводы об этом можно делать исходя из положений СК РФ, которые никак не противоречат ЖК РФ, а лишь дополняют его по данной категории дел. Статьи и 31, и 69 ЖК РФ сходятся в одном — иски о прекращении права пользования можно подавать только в отношении бывших членов семьи.

Примером здесь может быть не только факт расторжения брака, но и факт лишения родительских прав, возможны и другие варианты. Например, собственник жилого помещения продал квартиру и фактически у квартиры появился другой собственник, тогда иск можно заявить в отношении членов семьи бывшего собственника жилого помещения (продавца), которые по отношению к новому собственнику квартиры (ее покупателю) уже никаких родственных отношений не имеют. В качестве доказательства по делу может служить свидетельство о государственной регистрации перехода права собственности. Соответственно данные правоотношения регулируются не только ст.292 ГК РФ, но ст.35 ЖК РФ, которая позволяет выселить членов семьи бывшего собственника, поскольку переход права собственности влечет прекращение права пользования жилым помещением которое продано.

Так  Д. обратилась в суд с иском о признании утратившими права пользования бывшего собственника Х. и члена его семьи несовершеннолетнего Х., поскольку права пользования перешло к ней, так как она приобрела квартиру на торгах,  а бывший собственник и члены его семьи, в силу ст.292 ГК РФ, прекращают право пользования жилым помещением.

Исковые требования Д. были удовлетворены, а Х.  и его сын были признаны прекратившими права пользования, поскольку в силу ст.292 ГК РФ, переход права собственности прекращает право пользования жилым помещением не только собственника, но и члена его семьи.

Так, в ходе судебного заседания было установлено, что 29.05.2012 года на основании договора купли-продажи Д. приобрела  на торгах в собственность квартиру и зарегистрировала переход права, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права собственности от 03.07.2012 года.

  Довод ответчиков о том, что ст. 292 ГК РФ не распространяется на жилые помещения, приобретенные на торгах, судом был признан несостоятельным поскольку, как следует из содержания ст. 78 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ (с изменениями и дополнениями) «Об ипотеке (залоге недвижимости)», обращение залогодержателем взыскания на заложенные жилой дом или квартиру и реализация этого имущества являются основанием для прекращения права пользования ими залогодателя и любых иных лиц, проживающих в таких жилом доме или квартире, при условии, что такие жилой дом или квартира были заложены по договору об ипотеке либо по ипотеке в силу закона в обеспечение возврата кредита или целевого займа, предоставленных банком или иной кредитной организацией либо другим юридическим лицом на приобретение или строительство таких или иных жилого дома или квартиры, их капитальный ремонт или иное неотделимое улучшение, а также на погашение ранее предоставленных кредита или займа на приобретение или строительство жилого дома или квартиры.

Освобождение таких квартир осуществляется в порядке, установленном федеральным законом. Обращение взыскания на заложенный жилой дом или квартиру возможно как в судебном, так и во внесудебном порядке с соблюдением правил, установленных главой IX настоящего федерального закона. Жилой дом или квартира, которые заложены по договору об ипотеке и на которые обращено взыскание, реализуются путем продажи с торгов, проводимых в форме открытого аукциона или конкурса.

По решению суда от 09.10.12 года вступившие в законную силу торги были признаны состоявшимися.

Поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 237 Гражданского кодекса РФ право собственности на имущество, на которое обращается взыскание, прекращается у собственника с момента возникновения права собственности на изъятое имущество у лица, к которому переходит это имущество, следовательно, в силу ст.292 ГК РФ право пользования жилым помещением прекращается, как у собственника, так и членов его семьи.

 Кроме того, у ответчика имеется в собственности другая квартира, что подтверждается выпиской из Госсрестра, следовательно, права несовершеннолетнего сына  не нарушаются.

В соответствии со ст. ст. 301, 304 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения, и требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно ст.292 ГК РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника если иное не установлено законом.

Таким образом,  учитывая, что право пользования спорной жилой площадью в силу ст.292 ГК РФ ответчики утратили с момента перехода права собственности, следовательно, право пользования спорным жилым помещением в спорном жилом помещении подлежит прекращению, а они подлежат снятию с регистрационного учета в принудительном порядке.

   Данное решение было обжаловано в Верховный Суд РБ, оставлено без изменения.

 

Хотелось бы остановиться на примере, когда собственник признает утратившим права пользования в связи с выездом родителей и соответственно несовершеннолетнего  из квартиры.

 

Например,  А. обратилась в суд с иском о признании несовершеннолетнего А. утратившим права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета, мотивируя тем, что в соответствии с договором приватизации от 14.07.1994 года квартира была передана в ее собственность и собственность ее сына А. — отца ответчика, поскольку брак между матерью ребенка и сыном истца расторгнут, а впоследствии он свою долю  подарил ей (истцу), выехав в добровольном порядке из квартиры.

Судом в иске было отказано по тем основаниям, что, как указано в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», в силу положений Семейного кодекса Российской Федерации об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (пункт 1 ст. 55, п. 1. ст. 63 СК РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч. 4 ст. 31  ЖК РФ. Кроме того, внук не может быть признан бывшим членом семьи, а выезд отца из квартиры связан с неприязненными отношениями между ним и матерью, которые на судебном заседании были подтверждены.

Учитывая тот факт, что ребенок был зарегистрирован в период, когда отец имел права пользования, довод истца о том, что ребенок был вселен без ее согласия, судом был признан в силу ст.70 ЖК РФ не состоятелен. Одним из основания отказа в иске был и тот факт, что по условиям договора дарения ребенок проживает и имеет права пользования в спорном жилом помещении.

Определением Верховного Суда РБ  данное решение было отменено, вынесено новое решение, по которому иск А. был удовлетворен, но исходя из ч.4 т.31 ЖК РФ, за ним сохранено право пользования на один год.  Одним из оснований прекращения права пользования является факт дарения  отцом несовершеннолетнего своей  доли истцу и выездом из спорного жилья.

В связи со сложившейся судебной практикой возникает вопрос: Как должны восстанавливаться права несовершеннолетних детей, чьи родители уже продали свои жилые помещения, а новые собственники в порядке ч. 2 ст. 292 ГК РФ прекращают право пользования жилыми помещениями несовершеннолетними детьми?

  Данный вопрос возможно решить родителям в защиту интересов несовершеннолетних только исходя из требований Семейного кодекса РФ (ч.2 ст.56  и ст.65), поскольку обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

       При обобщении гражданских дел было выявлено, что собственники обращаются в суд только  с требованием о снятии с регистрационного учета, что является ошибочным, так как исходя из нормы часть 1 статьи 11 ЖК РФ правоотношения являются жилищными и должны регулироваться нормами ЖК РФ. Истцы в своих требованиях ссылаются на нарушение их гражданских прав по распоряжению принадлежащего ему  имущества исходя из норм  гражданского законодательства,  но  жилищным  законодательством не предусмотрено такое самостоятельное основание для лишения права пользования жильем, как снятие с регистрационного учета,  следовательно, такие требования  не подлежат удовлетворению.

  Практически всегда в исках указывается требование об обязании Нефтекамского отдела УФМС России по РБ снять с регистрационного учета ответчиков, которое, на мой взгляд, не подлежит удовлетворению по следующему основанию.

   В силу ст. 7 ФЗ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», снятие гражданина Российской Федерации с регистрационного учета по месту жительства производится органом регистрационного учета на основании вступившего в законную силу решения суда в случае выселения из занимаемого жилого помещения или признания утратившим право пользования жилым помещением.

  Следовательно, с учетом указанной нормы права, принятия решения об обязании органа регистрационного учета при выселении гражданина из занимаемого жилого помещения не требуется, так как решение суда о прекращении либо утрата права пользования является основанием отдела УФМС к снятию с регистрационного учета лица признанного утратившим права пользования. С данным выводом согласился и Верховный Суд РБ  в вышеприведенных определениях.

При разрешении требований о признании несовершеннолетних детей утратившими (прекратившими) право пользования жилым помещением, необходимо учитывать основания вселения и регистрации по месту жительства, причины выезда из жилого помещения, а также, является ли спорное жилое помещение постоянным и единственным местом жительства несовершеннолетних детей, которые в силу возраста лишены возможности самостоятельно определить свое место жительства, и не могут проживать самостоятельно без законного представителя.

Признание матери несовершеннолетних детей, которая осуществляет уход за ними, прекратившей право пользования жилым помещением, является существенным нарушением прав несовершеннолетних детей на совместное проживание с матерью.

При этом, мать несовершеннолетних не может быть лишена возможности в полной мере осуществлять свои родительские обязанности по воспитанию, содержанию и совместному проживанию с несовершеннолетними детьми, что противоречит пункту 2 статьи 54, пункту 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации.

П. обратился в суд с иском к ответчикам (в том числе несовершеннолетним) о признании прекратившими право пользования жилым помещением, указав, что является нанимателем спорного жилья на основании договора социального найма, ответчики зарегистрированы в квартире, но в договор найма включены не были, выехали на постоянное место жительства в другую местность.

Разрешая спор и удовлетворяя требования, суд первой инстанции исходил из того, что отсутствие ответчиков по указанному адресу носит постоянный характер.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, судебная коллегия указала, что судом первой инстанции неправильно определены юридически значимые обстоятельства дела, не установлены причины выезда ответчиков из спорного жилого помещения, что привело к ошибочным выводам.

Установлено, что фактически несовершеннолетние со своей матерью были вселены, зарегистрированы и продолжительное время проживали в спорной квартире., при этом, истец и ответчик состояли в браке, что указывает на то, что дети приобрели право пользования жилым помещением по правилам ст. 69 ЖК РФ, что подтверждается также сведениями о регистрации и основаниях регистрации.

Тот факт, что правоотношения надлежаще не были оформлены и не внесены изменения в договор найма, безусловно, об отсутствии правоотношений не свидетельствует.

В 2011 году брак истца и ответчика распался, ответчики выехали из спорного жилья, при этом от прав пользования жилым помещением не отказывались.

С регистрационного учёта в квартире ответчики не снялись.

В определенный период времени членами семьи были реализованы права на приватизацию жилья.

Это указывает на устойчивый характер правоотношений, вытекающих из договора найма.

Тот факт, что впоследствии договор был признан недействительным по инициативе истца, безусловно, не указывает на прекращение правоотношений по пользованию.

Наличие после этого конфликтных отношений, что также было связано с распадом семьи, истец не отрицал.

Однако оценки названным сведениям суд не дал.

Не имея сведений о причинах отсутствия ответчиков, обеспеченности их, в том числе несовершеннолетних детей другим жильём, пришёл к выводу, что они прекратили правоотношения по пользованию по собственной инициативе.

При этом, из имеющихся в деле сведений следует, что спорная квартира является постоянным и единственным местом жительства несовершеннолетних детей, которые в силу возраста лишены возможности самостоятельно определить свое место жительства, и не могут проживать самостоятельно без законного представителя.

Причины выезда суд также не установил.

Между тем, признание ответчиков прекратившими право пользования спорным жилым помещением, является существенным нарушением прав несовершеннолетних детей.

Поскольку ответчик (мать, бывшая супруга) указывает на наличие конфликтных отношений, это является уважительной причиной.

Иных сведений о причинах отсутствия в деле не имеется.

В материалах дела отсутствует соглашение, из которого бы следовало, что родители несовершеннолетних достигли соглашения об ином месте жительства детей, отличном от места регистрации, судом такого решения не выносилось.

В силу своего малолетнего возраста самостоятельно реализовать свое право пользования спорным жилым помещением несовершеннолетние не могут.

Прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетних детей, безусловно, не влечет за собой утрату ими права пользования жилым помещением.

При таких обстоятельствах, не проживание ответчиков в спорном жилом помещении носит временный характер, от прав пользования жилым помещением, в котором имеют постоянную регистрацию, не отказывались.

Ответчики пользуются социальными гарантиями по месту регистрации.

Сведений о том, что ответчики приобрели право пользования иным жилым помещением не представлено.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, регулирование прав на жилое помещение должно 13 осуществляться на основе баланса прав и охраняемых законом интересов всех участников соответствующих правоотношений; в тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь имеют другие, помимо собственника, лица, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав; признание приоритета прав собственника жилого помещения либо проживающих в этом помещении иных лиц, как и обеспечение взаимного учета их интересов зависят от установления и исследования фактических обстоятельств конкретного спора, то есть не исключается необходимость учета особенностей конкретных жизненных ситуаций при разрешении соответствующих гражданских дел (Постановления от 21 апреля 2003 г. N 6-П, от 8 июня 2010 г. N 13-П и Определение от 3 ноября 2006 г. N 455-0).

Часть 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации предусматривает, что материнство и детство, а также семья находятся под защитой государства. Одновременно положения статьи 1 Семейного кодекса Российской Федерации определяют, что семейное законодательство исходит из необходимости построения семейных отношений на взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав и возможности судебной защиты этих прав.

Часть 2 статьи 7 Конституции Российской Федерации обеспечивает государственную поддержку семьи, материнства, отцовства и детства.

Учитывая, что ответчик была вселена в спорное жилое помещение на законных основаниях, имеет в нем постоянную регистрацию, иного жилого помещения не имеет, как и несовершеннолетние дети, возможность обеспечить себя и детей иным жильём не имеет, признание ответчика прекратившим право пользования спорным жилым помещением не позволит ответчику осуществлять ежедневную заботу, попечение, воспитание детей, которые невозможны при раздельном проживании, а их материальное положение не позволяет обеспечить себя иным жилым помещением.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения заявленных истцом требований не имелось

(апелляционное определение № 33-1419/2018 Окружного суда ХМАО-Югры).

Официальный сайт г. Мензелинск
г. Мензелинск Красивые аватары и обои для рабочего стола Поварской каталог аппетитные блюда
Audi A8 фото. ТО audi. Продажа Ауди. НикНок Товары и услуги - каталог сайтов
Консультация
Имя*
Телефон*
ЗАКРЫТЬ